Метки

, , , ,

Когда IDW Publishing купили права на издание в США европейских комиксов про диснеевских персонажей, для меня это был отличный повод наконец-то выяснить, что же внутри них происходит. Я не ожидал, что они окажутся настолько… эксцентричными. Теперь каждые две-четыре недели я беру один месяц из рана IDW, чтобы рассказать вам о самых смешных, диких и глупых вещах внутри, а также строить безумные теории об их мире, и все это совершенно несерьезно.

Сегодня: феминистическая критика, анализ переводов и официально санкционированное рабство скворцов.

Uncle Scrooge #3 (#407)

The Duckburg 100 (Zio Paperone e la gara da 100 $, Италия, август 1961)
Романо Скарпа (сценарий/рисунок), Джонатан Грей (перевод)

Donald’s Gabby Guest (Getting Even, Disney Studio (foreign market stories)/Италия, январь 1973)
Тони Стробл (сценарий/рисунок), Тад Коморовски (перевод)

Donald Duck #2 (#369)

Shellfish Motives (часть 2) (Paperino e i gamberi in salmì, Италия, февраль 1956)
Романо Скарпа (сценарий/рисунок), Джонатан Грей (перевод)

Fishing Warning (Paperino & Paperoga, Италия, август 1999)
Франсуа Кортежиани (сценарий), Лара Молинари (рисунок), Дэвид Герштейн (перевод)

Counter Spy (США, 1947)
Эл Талиаферро (сценарий/рисунок)

Mickey Mouse #1 (#310)

The Lost Explorers’ Trail (Topolino e la spedizione perduta, Италия, декабрь 2003)
Андреа Кастеллан (сценарий), Джорджо Каваззано (рисунок), Джонатан Грей (перевод)

Introducing Ellsworth (США, октябрь 1949)
Билл Уолш (сценарий), Мануэль Гонзалез (рисунок)

Caws and Effect (США, май 1953)
Дон Кристенсен (сценарий), Пол Мюрри (рисунок)

The Great Escape (США, март 1951)
Билл Уолш (сценарий), Мануэль Гонзалез (рисунок)

Звездой июня является только стартовавшая серия про Микки Мауса (и ее в целом можно благодарить за «Вместо Диснейленда», потому что там, куда она направляется, дороги не нужны). Тем для обсуждения в этом первом выпуске столько, что я даже не могу решить, где остановиться, чтобы не выглядеть слишком мелочным. Но я уже приблизительно полгода знаю, с чего начать.

В «The Lost Explorers’ Trail» Микки и Гуфи случайно получают предназначенное для их соседа и известного исследователя на пенсии Пангеи Тофта письмо с просьба о помощи от товарищей Пангеи, которые пропали без вести 20 лет назад и все это время просидели где-то в глубине Африки. Главные герои, естественно, вызываются спасти друзей старика, и вместе с ними увязывается Евразия Тофт, племянница Пангеи. Сначала давайте потратим минут на восторг от именных традиций в этой семье перед тем, как приступить к основному разговору (других исследователей зовут Родиния, Лемурия, Ваальбара и Кандам, и одно только это оправдало все годы, которые я потратил на комиксы).

Роль Евразии в этом комиксе немного… паршивая. Когда команда добирается в Африку, оказывается, что Евразия довольно хорошо подготовлена к выживанию в джунглях (знает языки местных жителей, довольно бесцеремонно разбирается с дикой живностью) да настолько, что Микки сильно комплексует, пока у нее не обнаруживается недостаток, который приводит к небольшой смешной катастрофе. Евразия здесь как будто существует внутри всех тех дурацких разговоров про «Мэри Сью» последних нескольких лет: в сюжет вводится очень компетентная женщина, ее таланты унижают героя-мужчину, для чего его способности намеренно занижаются автором (Микки Маус — искатель приключений с многолетним опытом, почему он не умеет ставить палатку?), женщина оступается, мужчина успокаивается и вместе с автором дает ей разрешение быть компетентной дальше, потому что теперь мы знаем, что она неидеальная. Это даже не чтение между строк, это все текст.

И ведь Евразия Тофт мне очень нравится: она вяжет змей узлами и матерится с шотландским акцентом (буквально: у нее есть как минимум одна реплика со спецсимволами) — это же почти все, что мне нужно от большинства персонажей любого пола. А то, как она всех спасает в конце, должно поставляться в комплекте с музыкальной темой Индианы Джонса. Но это для этого нам почему-то нужно пережить весь тот утомительный цирк.


(У меня есть подозрение, что похожим образом автор пытался хитро станцевать с тем, что Ваальбара постоянно раздает местным жителям словари. Это типа шутка про колониализм, потому что аборигены хорошо разговаривают на английском, и у них даже есть радио, но нарисованы они все одинаковыми примитивными полуголыми чуваками с копьями. И… собаками стандартной бежевой раскраски. Я совсем не готов разбирать, что там происходит.)

Пока мы думаем о серьезных вещах, для подъема настроения давайте поговорим о работе переводчика в этом сюжете (она душераздирающая в менее травматических смыслах). Во-первых, Джонатан Грей здесь вписал шутку про Твиттер: синюю птицу, которая доставляет сообщение от пропавших исследователей, Гуфи называет «one o’ them low-flyin’ twitterbirds», а чуть позже само сообщение — «твитом», чтобы не казалось совпадением (я на всякий случай нашел оригинал и удостоверился, что птичка и там синяя. Потому что они могли перекрасить ради хохмы!). Это явный пример «осовременивания» комиксов, что довольно иронично, потому что IDW позже собирает эти комиксы в хардкаверы с подзаголовком «Timeless Tales». Плюс, «The Lost Explorers’ Trail» впервые был опубликован в 2003-м (Твиттер запустился в 2006-м), сколько вам осовременивания нужно?

Но это не конец «самоуправства». Это даже не начало, потому что на первой странице, где Микки и Гуфи соревнуются в приготовлении блинов, есть реплика, которой нет в оригинале: в новом диалогом пузыре Микки утверждает «My skillet-fu is strong, son!». И хотя это полезная информация, полноценное добавление нового текста смущает меня сильнее всех других. Какие еще новые реплики мы не видим? Где граница между переводом сюжета Андреа Кастеллана, переводческой интерпретацией его текста и совершенно новым произведением Джонатана Грея, вписанным в тот же рисунок? Чей комикс я вообще читаю? Почему Микки Маус, угрожая льву ружьем с транквилизаторами, напевает «Sweet dreams are made of this»?

(В оригинале он говорит что-то вроде «Разворачивайся, котик, а то получишь». Может, это очень смешной непереводимый каламбур.)

Давайте вернемся к моральным дилеммам, потому что у меня про этот номер есть еще одна, но эта хотя бы веселая (возможно). Вы все знакомы с классическим вопросом про одновременное существование в этом мире собак Гуфи и Плуто в разных статусах. Приготовьтесь, сейчас я все усугублю благодаря Эллсворту, с чьим первым появлением можно ознакомиться в уместно названным «Introducing Ellsworth» (плюс, в этом же номере он играет главную роль в «The Great Escape»). Эллсворт — говорящий скворец, которого Гуфи купил в зоомагазине, и он очевидно является разумным существом уровня наших протагонистов, но оказывается собственностью одного из них (и можно поспорить, что он ведет себя даже разумнее чем Гуфи). Позже статус Эллсворта отретконили, и он стал «человеком», но, что интересно, даже тогда у него сохранилась уникальная способность летать, которой не обладают другие антропоморфные птицы. Статус Плуто, насколько мне известно, остается все тем же.

А еще эти два комикса позволяют нам очень хорошо увидеть на то, как в различных переизданиях адаптируется даже визуальное форматирование: изначально они выходили на развороте, и под разбивку на отдельные кадры передвигались и даже обрезались.


Оригинал,
французский, первая страница переиздания IDW (увеличивается)

И даже за пределами Mickey Mouse #1 у меня нет возможности слезть в переводческой лошади: в скруджевском «The Duckburg 100» любимым сериалом Дональда объявляются приключения «Капитана Ретро-Утки», который не пользуется современными технологиями. И учитывая то, как близнецы осуждают ребяческие склонности своего дяди, эти сцены похожи на комментарий о нынешней тенденции индустрии развлечений особенно сильно паразитировать на ностальгии (Олег поворачивается и смотрит в камеру взглядом полным понимания иронии своего положения). Но это же только совпадение, потому что этому комиксу 55 лет, да? Мне нужно завязывать проверять оригиналы, но я не удержался: там вместо марафона любимого сериала восторг у Дональда вызывает десятичасовой марафон… рекламы, и набор раций, который он так жаждет, ни к чему не привязан. Я как минимум вижу логику в идее, что для современных детей рация может быть уже игрушкой уже совсем не того уровня (Олег чувствует себя старым). В этом случае очевидно, что переводчику приходится выбирать между правильностью и необходимостью работать на целевую аудиторию. Возможно, было бы проще печатать больше современных историй, но на этот раз хотя бы обошлось без песен 80-х годов.

«The Duckburg 100» вообще местами похожа на какой-нибудь более абсурдный фильм братьев Коэнов. Она начинается с того, что Скрудж возмущен массовой неэкономностью других жителей Дакбурга («Зачем выбрасывать обертку, в которую можно будет завернуть другие конфеты?!»), так что его впечатляет инициатива одного из банков: выдать самым известным растратчикам города по сто долларов, и те, кто удержит деньги или прибыльно их инвестирует, получат еще по сотне, а потратившие будут обязаны вернуть «подарок». Проблема у идеи в том, что банк принадлежит Скруджу, и это резко меняет его отношение к плану, но первые три купюры уже ушли Дональду, Джубалу Помпу (из «Stinker, Tailor, Scrooge and Sly» два месяца назад) и одному из братьев Гавс (и мы узнаем, что у них в принципе нет имен, только номера). Здесь начинается повествовательная паутина.

Всем троим как раз нужно очень конкретное количество финансов, и это полноценные сюжетные линии, относительно самостоятельные, но пересекающиеся и существующие в контексте Макдака, убеждающего троицу немедленно выбросить деньги на ветер. Дональд хочет набор раций Капитана Ретро-Утки, чему активно сопротивляются близнецы. У братьев Гавс есть новый план ограбить Скруджа, но им нужно кое-что купить. Джубал Помп узнал, что некоторые абстрактные скульптуры хорошо продаются, и пытается стремительно ворваться на этот рынок (самая нелепая часть комикса, в котором гору золота и бриллиантов крадут при помощи огромного пылесоса). Не буду спойлить, только скажу, что структура работает довольно хорошо с учетом времени и целевой аудитории.


Но интересно, что Скрудж Макдак может так спокойно подкатить к дому карьерных преступников, чьей регулярной мишенью он является, и перекинуться с ними парой слов (куда по его мнению они собирались «инвестировать» свою сотню, когда тема всплыла?). А его попытка выманить деньги у Дональда слегка вредит описанному выше переводческому дополнению, потому что в итоге он маскируется под уличного торговца, который случайно проходил мимо с брэндированной игрушкой без упаковки.

Вторая половина «Shellfish Motives» в основном напоминает, что из племянников Дональда журналисты лучше чем из их опекуна, но этот комикс содержит первый в ране IDW случай, когда один из близнецов отделяется от гештальта улья коллектива и временно действует индивидуально. Ну и учитывая, что имена троицы привязали к конкретным цветам только в 80-х годах, мне стало интересно, отличается ли отношение оригинала к индивидууму от американского издания (там это зеленый Вилли). Та версия на итальянском, которую я нашел, является одним из недавних перекрашенных переизданий, так что я не могу гарантировать стыковку с оригиналом 56-го, но когда события с участием одиночки и двух других братьев показаны параллельно, цвета кепок постоянно меняются местами посреди сцен самым пугающим образом. СЛАВА ГЕШТАЛЬТУ!



Этот выпуск «Вместо Диснейленда» получился серьезнее, чем эта рубрика задумывалась, но в нем, кажется, окончательно зафиксировалась хаотичность тем и тона, в которые я целюсь. Я буду и дальше хихикая показывать вам разные глупости, вылавливая самое лучше из каждого месяца, с соскальзыванием в критику, когда посчитаю нужным. Если это кажется вам интересным, то надеюсь, что мы увидимся в следующий раз (и, возможно, рассказать некоторым друзьям?).

А также:

  • Лучшее переводческое решение: Ладно, имена Пангеи Тофта и его товарищей тоже выдумал переводчик Джонатан Грей, в оригинале интересно зовут только Евразию. Ты заслужил одно очко, Грей. Всего одно.

  • Лучшая отсылка: Евразия, естественно, довольно сильно срисована с Лары Крофт. Греческий перевод особенно не напрягается с сокрытием этого факта, потому что там ее зовут «Κλάρα Λοφτ».

  • Лучший способ передвижения: С тремя журналами в месяц мы получаем достаточную выборку, чтобы сделать интересное открытие: движущиеся автомобили эти комиксы чаще всего изображаются парящими над дорогой. Это как бы должно создавать эффект большой скорости, но я вижу машины, передвигающиеся прыжками (у меня ощущение, что я даже видел это в каком-то из старых мультфильмов).


  • Второй лучший способ передвижения: Когда Скрудж в очередной раз пытается купить газету Гидеона Макдака, он добирается в офис верхом на тачке с горой денег, которой собирается расплатиться. Вот вам ужасающее видение капитализма на сегодня.

  • Лучший визит в наши края: «Counter Spy» — первый в ране IDW комикс, который выходил на русском, в журнале «Микки Маус» №29 за 2008-й год под названием «Контрразведчик». «The Great Escape» тоже издавался в России («Микки Маус» №46 (2003)), но без перевода.

  • Лучшая бесполезная тривия: Я забыл об этом в предыдущий раз, но время от времени нам будут попадаться комиксы, созданные американским «Диснеем» для публикации за рубежом. Они отмечены в списке «Disney Studio (foreign market stories)», и довольно часто впервые выходят на территории США только сейчас, хоть и написаны довольно часто на английском.

  • Лучшее архаическое выражение: Учитывая сегодняшний разговор про целевую аудиторию восклицания типа «Hot diggety dog!» заставляют представлять Джонатана Грея в виде Стива Бушеми в прикиде «How do you do, fellow kids». В хорошем смысле?

В следующем выпуске: Walt Disney’s Comics & Stories открывает двери в страну бесконечных возможностей и взрывает мозги неподготовленным читателям.

Реклама